Заметки об ответственности

«Территория» и «карта»

Мне от дедушки досталась
Карта спрятанных сокровищ.
Обозначенны пещеры
С местом жительства чудовищ,
Обозначены озера,
Нарисованы дороги,
И поляны для ночлега,
И на речке – все пороги!..
Обходя края чудовищ
К кладу я хочу добраться!
Взмок от страха по дороге –
Вот бы в речке искупаться!..
Я на месте! Эх, дедуля…
Ситуация ужасна!
Карта есть, а речки нету…
И чудовищь нет опасных!..
Мир вокруг нас меняется, все быстрее и быстрее. Скорость, объемы, дальность передачи информации начинают расти по экспоненте, тому подтверждение - бурное развитие и удешевление средств мобильной связи, расширение сети Интернет, увеличение возможностей и качества передачи. Сейчас, помимо передачи звука, все более активно задействовано видеосопровождение и начинают внедряться технологии передачи тактильных, кинестетических ощущений. Технические возможности по обеспечению внешней свободы, физического комфорта, да и просто выживания человека растут и становятся более доступными. В этих условиях все больше контрастируется несоответствие, не конгруэнтность физической реальности и психической реальности индивидуума.

Для того, чтобы осознать этот контраст, необходимо дать определения для той и другой реальности. «Физическая реальность» - это то, что действительно существует в нас и вокруг нас, в процессах или состояниях, со своими законами и возможностями - то, что в НЛП* называют «территорией». «Психическая реальность» - это то, что человек думает, знает о себе и окружающем мире, о законах этого мира, о своих возможностях в нем - то, что в НЛП называют «картой территории». *НЛП – «нейро-лингвистическое программирование» «Карта», как Вы понимаете, это не «территория». Это описание «территории», окружающего мира: информация о «целях», путях достижения их, опасностях, способах преодоления препятствий. Информация о «пустынях» и «оазисах», о местах обитания «опасных зверей» и способах общения с ними. Некоторые «карты» составляем мы сами, в детстве начиная познание себя, своих возможностей и результатов своих действий: «Если я уколюсь, или ударю камнем по ножке – мне будет больно! Если я за едой буду швыряться кашей – меня будут ругать и могут наказать! Если я съем все, что лежит на тарелке – мама меня похвалит». Это наш непосредственный опыт. Многие «карты» получены нами от родителей и других людей: «Переходить дорогу на красный свет нельзя! Старших нужно уважать (не спорить, не перебивать и т.д.). Старшие умнее, сильнее, более ловкие». Это – опосредованный опыт.

«Карту» или психическую реальность, описывают убеждения. Некоторые убеждения касаются оценок каких-либо признаков, процессов или состояний: «Ходить грязным – «плохо», быть чистым – «хорошо»; когда дети смеются и радуются – «хорошо», когда болеют и плачут – «плохо»; быть сексуально активным, полноценным – «хорошо», быть импотентом – «плохо». Другие убеждения касаются эмоциональных реакций: «Если меня хвалят – я должен радоваться; если ругают – грустить (злиться, бояться)». Естественно, каждое убеждение связано с тем или иным контекстом – например, быть грязным от куяльницкой грязи на процедурах в санатории – «хорошо»; радоваться, когда мама сломала ногу – «плохо». На каком то этапе эти «карты» соответствуют «территории», описывают ее достаточно точно. Действительно, ребенок шести лет меньше знает и умеет, чем папа или бабушка; он слабее, чем родители и дети шестнадцати лет. Вместе с тем, с возрастом ситуация меняется – вполне вероятно, что в тридцать шесть лет этот же человек сильнее родителей, владеет большим объемом информации, его способности развиты шире и глубже. И здесь наблюдается не соответствие «территории» и «карты». «Карта» осталась старой, а «территория» (физическая реальность) – значительно изменилась. Мы помним, что физическая реальность – это то, что вокруг нас и в нас, а мы, как и окружающий нас мир, постоянно меняемся. Вспомните известную пословицу: «Дураки учатся на своем опыте, а умные – на опыте других». Как Вы думаете, если бы братья Райт учились на опыте других (тех, кто не смог полететь) – были бы они первыми, кто взлетел как птица? Если бы они учитывали только опыт других, пользуясь «старыми, проверенными еще прадедушкой картами», а не расширяли их и за счет собственных исследований, и за счет перепроверки старого опыта в новых условиях – вряд ли бы они задумались над самой идеей полетов. Здесь уместно вспомнить, что убеждения могут быть как категоричными, ограничивающими, с жесткими рамками, так и вероятностными, с расширенными границами. Приведу пример. Категоричное убеждение: «Все мужчины - сволочи (женщины – стервы; евреи – торгаши и спекулянты и т.д.), они обязательно обидят (достанут обвинениями; обманут и продадут и т.д.). Четким признаком категоричности являются слова «все» и «обязательно». Такими же ограничивающими гибкость оценки и последующей реакции словами являются: «никто», «никогда», «всегда», «ни в коем случае» и другие, подобно им оставляющие возможность видеть только черное или белое. Вероятностные убеждения, благодаря словам «скорее всего», «как правило», «в большинстве случаев», позволяют более широко и многовариантно оценивать и реагировать – помимо «черного и белого» видеть не только оттенки «серого», но и «красное», «зеленое», «синее» и т.д.

Случаев несоответствия «карты» и «территории», которые показывают, что источником ограничения многих наших способностей являются наши же убеждения, достаточно много. Приведу пример такого несоответствия. Нет никаких физических препятствий к тому, чтобы вы произнесли набор определенных звуков – никто не зажимает вам рот, не душит, не сжимает грудную клетку, не парализует дыхательные мышцы. И вместе с тем, для многих существуют такие наборы звуков*, которые они не в силах произнести, особенно публично (не в силах – с точки зрения этих людей, конечно). Примером такого набора может служить фраза, которая рассматривается как оскорбление кого-либо из значимых, близких людей (например, родителей): «Мои родители грязные и вонючие твари!». Препятствием для того, чтобы произнести этот набор звуков для многих, возможно, является убеждение: «Если я произнесу это, то буду наказан (умру, мои родители этого не перенесут и т.п.)». *набор звуков (звуковые вибрации) – сигнал, запускающий определенные психофизиологические реакции, срабатывание условного рефлекса (вспомните опыты Павлова с собаками) Вопросы налаживания конгруэнтности физической и психической реальностей напрямую связанны с вопросами ответственности за соблюдение законов физической реальности. Чем больше наша психическая реальность соответствует физической, чем точнее мы выполняем законы окружающего мира - тем больше наша возможность достигать и поддерживать душевный и физический комфорт. Если же я нарушаю их – расплата неминуема. В случае, когда я, игнорируя закон всемирного тяготения, шагаю из окна третьего этажа (считая в своей психической реальности, что умею левитировать), ответственность за те травмы, которые я получаю, нарушив этот закон, лежит на мне.

Ответственность

Коль спросить у меня откровенно
Для чего на людей обижаюсь,
Я скажу – Чтоб найти виноватых,
Вот на них я потом и катаюсь!

Что такое «ответственность»? Ответственность – это способность признать себя причиной или главной действующей силой для каких либо событий и их последствий, осознавать связь своих или чужих действий с теми или иными результатами. Здесь я сужаю внимание, под результатами подразумевая эмоциональные и физические состояния, ведь, по большому счету, что бы мы ни делали – шли в сауну, покупали машину, выбрасывали мусор или ухаживали за ребенком, недосыпая ночей – мы стремимся достичь эмоционального и, по возможности, физического комфорта. Или, как минимум – уменьшить дискомфорт до выносимых состояний (например, выпить обезболивающий препарат для снижения интенсивности боли). Фактически, ответственность – это способность считать основной причиной тех или иных состояний себя или других людей (или какие либо внешние силы).

Для того, чтобы более ясно разбираться с вопросами ответственности, нужно сначала определиться – а кто, собственно, несет ответственность, по большому счету – необходимо ответить на извечный вопрос – кто «Я»? Г. И. Гурждиев в свое время предложил понятия «сущности» и «личности», где «сущность» - это «ядро», внутренняя суть человека, а «личность» - «скорлупа», внешняя оболочка. Личность – от «личина», маска актера, приспособление для взаимодействия с социумом. Можно выделить личную, партнерскую и ролевую ответственность и рассмотреть варианты взятия (или освобождения от) ответственности. Личная – «Ответственность за мои эмоциональные и физические состояния». Партнерская – «Ответственность за эмоциональные и физические состояния других людей». Ролевая – «Ответственность за результаты моих действий в той или иной социальной роли согласно моему внутреннему гласному или негласному договору». Каково положение для большинства людей сейчас? В нашей культуре многие привычно перекладывают ответственность за свои состояния на других людей, считая их (или иные внешние факторы) причиной своего дискомфорта. Это имеет как «условно положительные» аспекты, так и «условно отрицательные» (здесь «положительность» или «отрицательность» рассматривается в контексте*). Это оправданно для детей – они временно, в какой то степени, зависимы от взрослых: экономически, физически, эмоционально. Когда же человек начинает самостоятельную жизнь – подобное поведение инфантильно. *контекст – лат.contexts, связь, соединение, сцепление Что «положительно»? Так жить легче - «кто-то» виноват в том, что «Я» обижаюсь, злюсь, боюсь, болею, живу в нищете и т.д. Мало того, если источник моего раздражения соглашается с тем, что он является причиной моих дискомфортных состояний, то он автоматически «вешает» на себя чувство вины (так называемый «рабский ошейник»), и им намного легче манипулировать. «Обвиноватив» человека, можно заставить его делать то, что выгодно не ему, а Вам. Как пример – «Ты виноват в том, что я в тревоге, когда ты задерживаешься после дискотеки, поэтому сиди дома и читай книги (мой посуду, стирай белье и т.д.)». Фактически: «Живи не своей жизнью, реализуя свои потребности, а моей, обеспечивая мне удобства, реализуя мои желания!» «Положительно» так же то, что в момент перекладывания ответственности за свой дискомфорт на других происходит сброс эмоционального напряжения (если переживание эмоции не подавляется). Сброс часто происходит не в сторону основного раздражителя, а направлен в сторону «безопасного». Например – меня раздражают действия моего начальника или жены (основной раздражитель), но им я боюсь высказать свои чувства. Я могу сбросить свою злость на детей или клиентов (тех, кто зависим от меня и не может ответить) – был бы повод «зацепиться» - не помытая посуда, не доскональное выполнение моих указаний, не мгновенное понимание того, что я говорю и т.д. и т.п. Что «отрицательно»? Если человек привычно перекладывает ответственность за свои состояния на других, то, во-первых, он часто находится в состоянии ожидания, что кто-то обеспечит ему эмоциональный и физический комфорт. С учетом того, что с ростом потребностей такая возможность в их удовлетворении «со стороны» реализуется все реже и реже, то, соответственно, ожидания подтверждаются также все реже и реже. Это может вести к росту тревожности, ответственность за которую привычным образом перекладывают на любой удобный объект (логическое обоснование всегда для этого найдется). Таким объектом может быть правительство, ЖЭК, соседи, родственники и т.д. (Саддам Хусейн, наконец). Это же формирует и поддерживает страх будущего, чем великолепно пользуются организации типа «МММ»: «Доверьте нам свои деньги, и мы возьмем на себя ответственность за ваше будущее (фактически - ответственность за душевный комфорт)!» Такой человек находится в зависимости от других; им легче манипулировать, или испугав (показав «кнут»), или польстив, пообещав что-то (показав «пряник»). Кстати, не обязательно этот «пряник» отдавать, как и сделали трастовые компании.

Совершенно иначе в данном контексте начинает восприниматься современная медицина, так как она берет на себя ответственность за эмоциональные и физические состояния пациентов. Это приводит к прогнозируемым и привычным результатам – те, кто «болеет» (испытывают дискомфорт), находятся в зависимости от докторов, новых методов лечения, препаратов* (и те, и другие зачастую весьма дорогостоящие). «Заболев», они попадают в ловушку, и идут от одного метода лечения к другому, от препарата к препарату, от доктора к «целителю» и наоборот. *на данный момент все больше и больше врачей следуют западной модели, посылая больных в «свои» аптеки и имея процент от продажи выписанных ими лекарств. Как Вы думаете, почему так много посетителей на сеансах «бабки Маруси», «Белого Шамана Сибири», и других, им подобных? – Они берут на себя ответственность за Ваше здоровье, за будущее пациентов: «Я Вам отмолю (сниму порчу, почищу карму, запрограммирую на удачу и богатство и т.д.)». Ваше дело – внести деньги и совершить не обременительный ритуал (или нет, если специалист не высокого уровня): купить оберег, «заряженную» фотографию; прочитать сорок раз молитву, на полную луну прочитать заговор и т.д. Да, зачастую это действует, включая Ваши внутренние механизмы саморегуляции, и, вместе с тем, Вы лишаете себя возможности включать и поддерживать его самостоятельно, по своему выбору. Во-вторых, это ведет к частым обвинениям окружающих (чем ближе человек, тем чаще обвинения), что, в свою очередь, ведет к росту раздражения (агрессии) у них - многие не хотят ощущать себя «рабами» обвинений. Как вы понимаете, это не ведет к гармоничности отношений, особенно, если и близкие привыкли перекладывать ответственность за свой дискомфорт на других, на Вас в том числе. В третьих, это ведет к понижению самооценки. Как может высоко себя ценить, ощущать уверенность в себе человек, зависящий от поведения и желаний других людей? Будучи во взрослом теле, такой человек имеет инфантильное* сознание (ощущает себя ребенком): «Хочу, но не могу сам…» Кстати, инфантильной может быть и старушка восьмидесяти лет. *инфантилизм – (от infantilis «младенческий», «детский») сохранение в психике и поведении взрослого индивидуума особенностей, присущих детскому возрасту; незрелость эмоционально-волевой сферы. В четвертых, если человек ожидает, что поведение окружающих будет соответствовать его ожиданиям, а оно не соответствует – он начинает испытывать обиду по отношению к ним. Обида – это реакция на нереализованные ожидания (в том числе гнев, направленный на других). Если обида не переживается, не отпускается - это ведет к формированию хронических мышечных напряжений, а значит – увеличивает склонность к определенным заболеваниям*. *связь тех или иных убеждений с определенными заболеваниями показана в работах Луизы Хей, Лиз Бурбо и др. И, самое главное – это ведет к тому, что человек лишает себя возможности учится, осваивать способы самостоятельного обеспечения эмоционального и физического комфорта.

Я вспоминаю случай, который мне помог увидеть и осознать механизм обучения перекладывать ответственность за свое состояние на других. Моя младшая дочка училась ходить и, естественно, периодически натыкалась на мебель и стены. В очередной раз, ударившись о табуретку, она захныкала и подбежала к бабушке жаловаться. Добрая бабушка подвела ее к табуретке и начала эту табуретку ругать – мол, «какая эта табуретка плохая, ударила Юлечку», и т.д. и т.п. Естественно, глядя на бабушку, Юля тоже начала ругать эту табуретку, обвиняя ее в том, что теперь, из-за табуретки, у Юли болит ножка, как будто табуретка, ожив, гонялась за ребенком. В этот момент я испытал инсайт – на примере злосчастной табуретки я увидел, как в нашей семье сплошь и рядом происходит перекладывание ответственности за свои дискомфортные состояния на других; то, как череда взаимных обвинений наполняет и «украшает» наши отношения. В очередной раз, когда Юля ударилась лбом в дверь, не видя рядом бабушки, она подбежала ко мне и пожаловалась на «плохую, злую» дверь, которая ее «ударила». В ответ я, посочувствовав, обратил внимание Юлечки на то, какой у нее твердый лобик и, что вполне возможно, раз больно ей, то “больно” и одушевляемой ею двери, которая спокойно себе висела и ни за кем не гонялась. Неожиданно для меня, Юля, после полуминутных раздумий, подошла к двери и начала ее гладить ручкой, жалеть. На этот раз для Юли произошло осознание того, что Юля ударилась, а не дверь ее ударила, т.е. инициатором «ударного» взаимодействия была Юля. Вывод: если Вы хотите научиться самостоятельно достигать и поддерживать эмоциональный и физический комфорт, расширить зону комфорта – оптимальнее пользоваться новой «картой», помогающей еще лучше осваивать «территорию» двадцать первого века: «Ответственность за мои эмоциональные и физические состояния несу только я сам!» Это включает механизм самообучения, повышает самооценку, гармонизирует отношения с другими людьми и повышает уровень Вашего психического и физического здоровья. Это же служит образцом для подражания Вашим родным и близким. У них появляется возможность сравнить старые, «дедовские карты», которые помогали выживать многим поколениям*, с новыми, более современными, адаптированными под изменившуюся и постоянно меняющуюся реальность. *одним из убеждений моих родителей, полученных соответственно от их родителей, было: «Не высовывайся, не выделяйся, не рассказывай политические анекдоты, иначе можешь пропасть». Это убеждение соответствовало действительности еще тридцать лет назад, но уже не сейчас.

III. Если коснуться партнерской ответственности, то можно обратить внимание на то, что для многих привычно брать на себя ответственность за эмоциональные и физические состояния других людей, особенно близких. Это так же имеет как «условно положительную», так и «условно отрицательную» сторону. «Положительно» то, что это значительно повышает самооценку, позволяет ощущать себя «взрослым»: «От меня что-то (кто-то) зависит, на меня надеются, я кому-то нужен, я могу, судьба мира (состояние родственников как минимум) лежит у меня на плечах». Кстати, именно в плечах, верхних пучках трапециевидной мышцы накапливается напряжение, связанное с этим убеждением о гиперответственности. Это положение психической реальности о необходимости нести ответственность за состояния членов «семьи», «племени», «клана» было оправданно и в гораздо большей степени соответствовало физической реальности во времена первобытнообщинного строя. Да и сейчас, в условиях жестких природных условий, при ограничении технических средств по обеспечению жизнедеятельности в относительно малых коллективах – например, для потерпевших катастрофу – это убеждение сплачивает и помогает совместными усилиями выжить и обеспечивать минимум физического и эмоционального комфорта. Это оправданно и для остальных случаев, когда от конкретных действий человека в физической реальности (или отсутствия каких либо действий) зависит жизнь и здоровье других людей. И, вместе с тем, для тех, кто живет в городских условиях, где возможности по обеспечению индивидуального выживания несоизмеримо выше, неосознанное следование этому убеждению обеспечивает ряд «негативных» последствий.

Во-первых, нужно учесть, что любые действия одни люди могут расценивать как «хорошие» для них, и одновременно другие люди могут связывать эти же действия со своими дискомфортными состояниями, считать их «плохими». Как пример – покупка чего-либо у одного из двух продавцов однотипных товаров. Первым это оценивается как «хорошо», вторым соответственно – «плохо». Если я беру на себя ответственность за его «плохое» состояние (сожаление, раздражение и т.п.), то автоматически начинаю считать себя виноватым перед этим человеком. Как только я соглашаюсь повесить на себя этот «ошейник» - мной можно манипулировать, вынудить сделать то, что выгодно не мне, а другому (например, купить ненужный товар). Кстати, чувство вины очень четко демонстрируется изменением позы, осанки и мимики – на языке тела Вы действительно «говорите»: «Я виноват, пользуйтесь мною!» Во-вторых, гиперответственность за состояния других людей ведет, таким образом, к гипертревожности (постоянный страх сделать кому-то «плохо» или не сделать «хорошо»; страх вновь оказаться виноватым). С учетом того, что человек вступает в отношения с другими людьми, оценивая как их действия по отношению к себе, так и свои действия по отношению к ним, а так же свои действия по отношению к себе самому, убеждение о необходимости гиперответственности автоматически ведет к активизации чувства вины перед другими и перед собой. Вина (гнев, направленный на себя), включает механизм самонаказания, саморазрушения – как следствие – различные заболевания, вплоть до переломов в том числе. Кстати, чувство вины может появляться и в случае «несправедливого» обвинения других – вспомните о ситуации со сбросом эмоционального напряжения в сторону беззащитных – детей или клиентов. Мало того, так как наша психическая реальность не имеет четко разграниченного прошлого, настоящего и будущего, на наше психоэмоциональное состояние могут влиять прямо сейчас прошлые обиды и чувство вины (перед умершими, в том числе). Это зачастую формирует ощущение бессилия (гнев, направленный на обстоятельства) и страх за будущее; превентивное* чувство вины по отношению к родителям и детям - ситуаций, где Вы не сделали или не делаете для них что-то «хорошее» прямо сейчас – много. *Превентивное – предваряющее, совершенное заранее. В-третьих, если я постоянно беру на себя ответственность за состояния своих близких, обеспечивая им эмоциональный и физический комфорт, то создаю и поддерживаю у них зависимость от меня и моего поведения. В дальнейшем это ведет к формированию зависимости от поведения окружающих. Мало того, таким образом я лишаю их возможности учиться самостоятельно обеспечивать себе комфорт, развивать и повышать личную ответственность (особенно это касается детей). Это же ведет к тому, что человек не учится прислушиваться к собственным ощущениям и потребностям, а ориентируется на оценки и потребности других людей, как в старом одесском анекдоте: - Миша, иди домой! - Что, я хочу кушать? - Нет, ты хочешь спать!

Убеждения о необходимости брать на себя ответственность за чужие состояния и перекладывать на других за свои формируются и закрепляются в детстве, когда наше сознание не критично*. *Не критичное восприятие – принятие какой либо информации как догмы, без анализа, без сравнения с предыдущим опытом Маленькому мальчику внушают: «Ты не справишься сам! Ты маленький и слабый, неумелый и т.д.» Фактически, подразумевается – цепляйся, как за внешние опоры, за семью, за родственников, за авторитеты и т.п. Если убеждение высказывается в категоричной форме и подкрепляется болезненными переживаниями – подзатыльником, унижением и т.д. – это ведет к тому, что даже мысль о его нарушении, пересмотре и изменении сопровождается необъяснимым, подсознательным страхом наказания, когда человек вырастает и «территория» меняется. Так же демонстрируют чувство вины перед ним: «Мы виноваты перед тобой – не забрали вовремя из садика, не разбудили, не уследили и ты заболел, не купили джинсы и т.д.» Фактически – мы согласны принимать твои обвинения – это повышает нашу самооценку. И обратная сторона: «Ты виноват – бегаешь, шумишь, из-за тебя у мамы болит голова! Ты плохо учишься, от это страдает папа, ему стыдно, он хватается за сердце!» Так и вырастает человек, привыкший обвинять других и, вместе с тем, чувствующий вину перед ними же.

 

Выводы: если Вы хотите быть свободным от чувства вины (этого «рабского ошейника»), скинуть со своих перенапряженных плечей лишний груз, освободиться от постоянного чувства тревоги и предоставить тем, кого Вы любите, возможность научиться самостоятельно достигать душевного и физического комфорта – важно четко осознавать: «Ответственность за эмоциональные и физические состояния других людей, в конечном итоге, лежит на них самих». Это позволит освободиться от зачастую мучительного чувства зависимости как Вам, так и Вашим близким. Это помогает наладить не завуалированные «хозяйско-рабские» отношения, а партнерские, открытые и ответственные. Это помогает Вашим близким повысить самооценку: «Мне доверяют, не обвиняя, самому получать необходимый опыт, меня не контролируют, а поддерживают!» IV. И, вместе с тем, так как мы живем в обществе, вступаем в те или иные социальные отношения, необходимо рассмотреть вопросы социальной (точнее – ролевой) ответственности. Здесь идет речь об ответственности за выполнение своих ролевых обязательств. Почему это так важно? Дело в том, что вступая в любые социальные отношения, мы играем те или иные роли и «одеваем» соответствующие «маски». Это обусловлено тем, что так нам легче поддерживать относительно узкий «поведенческий коридор» - каждому жизненному сценарию соответствуют свои социальные роли. Каждой социальной роли соответствуют свое поведение, лексикон, мимика, жесты, ожидания и обязательства. Я не веду себя со своими родителями так, как веду себя с детьми. Мое поведение как «профессионала» отличается от поведения «папы», «друга», «ученика», «отдыхающего» и т.д. Мало того, с одним и тем же человеком, например с одним из родителей, я могу вступать в различные ролевые отношения – и как «сын», и как «партнер по отдыху», и как «партнер по бизнесу», и как «терапевт» и т.д. Каждый раз его и моя роли соответствуют той «игре», сценарию, который продуктивен в конкретной ситуации – бизнес, отдых, психотерапевтическая коррекция и т.д. Соответственно, каждый из нас осваивает тот набор ролей, которые позволяют нам, выполняя взятые обязательства, реализовывать ожидания, пользоваться теми или иными правами. К примеру, как «врач», я обязан - вовремя приходить на работу, не оскорблять сотрудников и пациентов, выполнять список профессиональных обязанностей согласно моей квалификации и штатному расписанию, грамотно вести документацию, соблюдать относительную аккуратность в одежде и т.д. Эта роль имеет свой список прав – я вправе ожидать корректного поведения со стороны сотрудников и пациентов, доверия мне делать профессиональные манипуляции, болезненные в том числе, технического обеспечения моего рабочего места, своевременной выплаты зарплаты и т.д. В начале нашей жизни, в детстве, мы осваиваем роли «ребенка»: «сын (дочь)», «внук», «детсадовец», «партнер по играм», «посетитель зоопарка»; и обучаемся мы, ориентируясь на оценки окружающих – родителей, бабушек, воспитателей детского садика, других детей, сотрудников зоопарка в том числе. Потом осваиваются роли «ученика», «студента», «посетителя дискотеки», «партнера по сексу», «профессионала» (как «подчиненного», так и «начальника»), «мужа (жены)», для кого-то – «любовника», «отца» и т.д. Методом проб и ошибок, глядя на реакции одобрения или осуждения значимых людей, мы перенимаем различные модели поведения, развиваем способность нести ответственность за свои действия и защищать свои права*. *более подробно и точно описание ролевых взаимодействий, эго-состояний и жизненных сценариев Вы можете получить в книге Яна Стюарта и Вэнна Джойнса «Современный Транзактный анализ». Чем больше список успешно освоенных ролей, тем выше уровень ролевой ответственности, тем выше самооценка и возможность расширить список своих прав, реализуя свои желания. Ответственность «токаря» и «директора завода» значительно отличаются: у второго она несоизмеримо больше, как больше и права, возможности; больше свобода выбора. Естественно, в каждой семье свое видение того, каковы права и обязанности, присущие той или иной роли и соответствующие оценки того или другого ролевого поведения. Я вспоминаю анекдот о том, как одна женщина рассказывает другой о своих детях: - Ой, ты знаешь, Сарочка так удачно вышла замуж – ее муж, несмотря на то, что профессор, все делает по дому, позволяет ей не работать, приносит завтрак в постель и собирается покупать ей машину! - А Изя как? - А Изечке так не повезло, так не повезло! Ему попалась такая стерва – несмотря на то, что он уже профессор и так занят, она ничего не делает по дому, вынуждая все делать его, требует завтрак в постель и смеет говорить, что ей нужна машина! Сообразно своему воспитанию, каждый человек по своему видит список своих ролевых прав и обязанностей. Если этот взгляд для участников социального взаимодействия конгруэнтен (мои права соответствуют твоим обязанностям, и наоборот), то такое взаимодействие комфортно для всех участников. Проблемы начинаются там, где у одного из участников список ролевых прав и обязанностей не совпадает со списком другого. Например, «мать», приготовив ужин (это входит в ее список обязанностей «матери»), на основании списка своих прав ждет, что «дочь» сразу после ужина помоет посуду (логические обоснования обязательно найдутся – например, чтобы не разводить тараканов). В списке прав «дочери» как правило, есть пункт о том, что она имеет право ожидать и есть вкусный, своевременный ужин. Если в списке ее обязанностей пункт о мытье посуды звучит без части «сразу после еды», то возможность конфликта резко возрастает. Так же растет вероятность конфликта при инфантильном поведении – хочу пользоваться правами и не хочу выполнять обязанности*. *очень часто происходит подмена: состояние «Я не хочу…» (посыл от «Внутреннего Ребенка») озвучивается как «Я не могу…» (демонстрация поведения «Взрослого») – более подробно это рассматривается в Транзактном анализе Что еще создает проблемы в отношениях? Нечеткое осознание того, в какие ролевые отношения вступает каждый из участников. Например, один из участников вступает во взаимодействие в роли «партнера по совместной работе», а другой в этот момент может играть роль «матери», с соответствующим поведением, ожиданиями и обязательствами. «Мать» может выдвигать требования соответствующие этой роли, которые могут быть завуалированы как требования по работе, и реагировать, как «мать», а не как «партнер». На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы: наиболее продуктивно брать на себя ответственность, в первую очередь, за свои эмоциональные и физические состояния – даже если кто-либо нарушает предварительную договоренность, ответственность за мое раздражение лежит на мне. Ведь именно я раздражаюсь, а мог бы, если мое раздражение мне не нравится, перепрограммировать* себя (поменять убеждение) на комфортную эмоциональную реакцию (спокойствие, например). Мало того – именно я не учел всех факторов, не прислушался к своей интуиции, наконец. Так же я могу свою агрессию (энергию для достижения цели) направить в ту сферу, где она не будет меня разрушать. Ответственность за чужие эмоциональные и физические состояния нужно брать только согласно ролевому договору (списку обязательств и ожиданий), который желательно четко осознавать. Если мне комфортна роль отца – я беру на себя ответственность за физическое состояние своих детей до тех пор и в той мере, пока они не начинают шаг за шагом, учась с моей помощью или без нее, самостоятельно обеспечивать себе эмоциональный и физический комфорт. *в настоящее время существует множество методов изменения убеждений, перепрограммирования оценок происходящего и своих реакций на происходящее – это и работа с аффирмациями (положительными, осознанно выбранными утверждениями), и технологии НЛП, и использование наведенных трансовых состояний и т.д. Например, если ребенок обижается по поводу того, что я не купил ему ожидаемый подарок – неразумно брать на себя ответственность за его обиду, - правильней обсудить причину обиды, предложить воспринимать подобные ситуации более спокойно; возможно, научиться прогнозировать мои действия (а так же и действия других людей) - не дав обещания, я не обязан его выполнять. По возможности, желательно обсуждать свой взгляд на список ролевых обязательств и ожиданий с теми, с кем Вы часто вступаете в социальное взаимодействие (в первую очередь с родными и близкими) – это поможет Вам наладить конгруэнтность Ваших взаимных ожиданий и обязательств. Так же важно проводить периодически ревизию своих обязательств и ожиданий – меняетесь Вы, меняются Ваши ценности – соответственно меняются взгляды на те или иные социальные роли. Важно осознавать, какие штрафные санкции следуют в случае невыполнения ролевых обязательств или обещаний и при необходимости оговаривать их. При этом полезно помнить: «Я не виноват из-за совершенной ошибки и нарушенного обещания, а ответственен за результаты, пусть даже плачевные». Это автоматически повышает самооценку, даже в случае, когда Ваши действия в какой то степени разрушительны для Вас или других людей. Так же это резко снижает страх ошибки в той или иной роли, потому что уменьшается страх оценки «меня, как…». Дело в том, что страх ошибки и вслед за ним – страх оценки, напрямую связанны со страхом смерти. Это актуально, если человек жестко идентифицирует себя с какой либо ролью. Например, для человека, который жестко идентифицирует себя с ролью «врача» (это повышает его самооценку, обеспечивает внутренний ресурс, позволяет максимально реализовывать ожидания и т.д.) мысль о врачебной ошибке смерти подобна: «Я умру (забывая добавить – только как «врач»), если произойдет то-то и то-то». На самом деле, максимум, что может быть – лишение диплома и судебное разбирательство. «Срастание» с ролью может быть настолько сильным, что человек действительно может умереть в случае фатальной ролевой ошибки или окончить жизнь самостоятельно – вспомните самураев, «потерявших лицо», или руководителей, умирающих от инфаркта. Очень важно осознавать, что Вы не токарь, а человек, играющий роль «токаря»; не мама, а играющая эту роль женщина – Вы намного больше, чем набор ролей, освоенных Вами. Вы всегда можете начать «учить новую роль», не цепляясь за старые. Когда Вас оценивают – на самом деле оценивают качество игры в той или иной роли согласно внутренним критериям, видению «хорошей» игры с точки зрения «критика». Критиком может быть кто угодно – «муж», «отец», «начальник» или «любовница». Если ориентируетесь только на их оценки – Вы начинаете пользоваться только их «картами», ограничивая собственную психическую реальность. Если же категорично отметаете все оценки со стороны – остаетесь в жестких рамках своей психической реальности, лишая себя возможности сравнить «карты» и взять на вооружение более совершенную, более точную на данной «территории». Нужно четко осознавать, в какой социальной роли Вы выступаете в тот или иной момент, и осознавать, а в какой роли выступает Ваш партнер, при необходимости помогая ему выйти на осознание своих ролей. Выводы: вступая в любые социальные взаимодействия, Вы играете социальные роли. Каждой роли присваивается свой набор обязательств и ожиданий – ролевой договор. Для каждого человека тот или иной ролевой договор индивидуален и входит в его психическую реальность. Договор может быть гласным и не гласным. Гласный – значит оговоренный, озвученный, в той или иной степени согласованный с партнерами по взаимодействию. Не гласный – не озвученный, подразумевающийся (договор «отца» или «матери» по отношению к маленьким деткам). Вы, при необходимости, можете освоить, или как минимум, начать осваивать новые роли, расширяя свою психическую реальность, «рисуя новые карты». Вы можете пересмотреть свой ролевой договор, предложить партнерам пересмотреть свои по отношению к Вам, согласовать Ваши взаимные обязательства и ожидания – обеспечить конгруэнтность Ваших психических реальностей. Каждой социальной роли соответствует свой уровень ответственности и, соответственно, тот или иной уровень самооценки. Присвоенная ответственность повышает самооценку, навязанная ответственность формирует чувство вины. Осваивая новые роли, повышая уровень ответственности, Вы повышаете самооценку. И, наконец, помня об убеждении по поводу личной ответственности, Вы можете примерить «новую карту»: «Я легко и уверенно беру на себя ответственность за результаты моих действий в той или иной социальной роли, согласно моему внутреннему гласному или не гласному договору».

Об авторе: Гайваненко Александр Всеволодович – врач ортопед-травматолог, специалист в области мануальной терапии, рефлексотерапии, Су-джок, телесно-ориентированной психотерапии, психосоматической медицины, кинезиологии, терапии тонких тел. Ведущий тренингов «Осознавание тела», «Танатотерапия», «Любовь и Свобода», «Новое рождение». Мастер Рейки. По всем вопросам, касающимся темы, вы можете связаться с автором.


Написать письмо Правила Размещение рекламы
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
По всем вопросам обращайтесь к администрации сайта
www.megastock.ru
Проверить аттестат